Меню сайта
Категории раздела
Авианосцы [1]
Крейсеры [1]
Подводные лодки [9]
Фрегаты [1]
Эсминцы [1]
Транспортники [1]
Статистика 18.12.2017
статистика
Rambler's Top100
Главная » Статьи » Морской флот » Подводные лодки

Атомные подводные лодки проекта 671
26 мая 1958 г. в Соединенных Штатах, на верфи Электрик Боут (фирма Дженерал Дайнэмикс) в г. Гротоне (шт. Коннектикут), была заложена первая в мире специализированная противолодочная атомная подводная лодка SSN-597 “Таллиби”, оптимизированная для борьбы с советскими ракетными субмаринами. 9 ноября 1960 г. она вступила в строй ВМС США. В 1962-1967 гг. американский флот пополнился 14 значительно более совершенными и мощными “подводными охотниками” типа “Трешер”. Эти однокорпусные одновальные субмарины водоизмещением 3750/4470 т развивали полную подводную скорость около 30 узлов и могли погружаться на глубину до 250 м. Отличительными чертами “киллеров” (как прозвали противолодочные АПЛ американские моряки) были относительно малая шумность, сверхмощное гидроакустическое оборудование и сравнительно умеренное (однако вполне достаточное для решения противолодочных задач) торпедное вооружение, состоящее из четырех 533-мм ТА, расположенных в средней части корпуса под углом к диаметральной плоскости корабля.

Если отечественные торпедные атомоходы первого поколения (проекты 627, 627А и 645) создавались для борьбы с надводными кораблями противника, то во второй половине 50-х годов стало очевидно, что и Советскому Союзу необходимы АПЛ с “противолодочным уклоном”, способные вести борьбу с ракетными ПЛ “потенциального противника” на позициях вероятного использования ими оружия, обеспечивать развертывание собственных ПЛАРБ (осуществляя противодействие подводным и надводным силам, действующим на противолодочных рубежах), а также защищать корабли и транспорты от вражеских подводных лодок. Разумеется, не снимались и традиционные для торпедных ПЛ задачи борьбы с надводными кораблями противника (в первую очередь - авианосцами), действия на коммуникациях, осуществления минных постановок и т.п.

Работы по исследованию облика атомоходов 2-го поколения начались в СССР в конце 50-х годов. 28 августа 1958 г., в соответствии с правительственным постановлением, для новых АПЛ развернулось проектирование унифицированной паропроизводящей установки. Приблизительно в то же время был объявлен конкурс проектов лодок 2-го поколения, в котором приняли участие ведущие конструкторские коллективы страны, специализирующиеся на подводном кораблестроении - СКБ-143, ЦКБ-18 и СКБ-112 “Судопроект”. Наибольшим техническим заделом обладало ленинградское СКБ-143, которое на основе своих более ранних (1956-58 г.) инициативных проработок, выполненных под руководством А.Б. Петрова, подготовило технические предложения по торпедной (проект 671) и ракетной (проект 639) лодкам.

Отличительными особенностями этих проектов стали усовершенствованная гидродинамика, отработанная с привлечением специалистов московского филиала ЦАГИ, одновальная компоновка, применение переменного трехфазного тока, а также увеличенный диаметр прочного корпуса, что обеспечивало поперечное размещение двух новых, более компактных ядерных реакторов, унифицированных для АПЛ 2-го поколения.

По итогам конкурса СКБ-143 получило задание на проектирование атомной торпедной подводной лодки 671-го проекта (шифр “Ерш”) с нормальным водоизмещение 2000 т и рабочей глубиной погружения не менее 300 м. Отличительной особенностью нового корабля должна была стать мощная гидроакустика (в условиях конкурса впервые специально оговаривались размеры ГАС).

Если на АПЛ первого поколения была применена электрическая система постоянного тока (что было логично для ДЭПЛ, где основным источником энергии при движении в подводном положении являлись аккумуляторные батареи), то на атомоходах второго поколения было решено перейти на переменный трехфазный ток. 

Тактико-техническое задание на новый атомоход было утверждено 3 ноября 1959 г., в марте 1960 г. был выполнен эскизный, а в декабре того же года - технический проекты.

Создание АПЛ проекта 671 велось под руководством главного конструктора Г.Н. Чернышева (ранее он участвовал в проектировании лодок пр. 617, 627, 639 и 645). Исходя из того, что новая подводная лодка предназначалась, в первую очередь, для уничтожения американских ПЛАРБ в районах их боевого патрулирования (т.е. на “чистой воде”, а не подо льдами Арктики), заказчик, под усиленным давлением разработчика, счел возможным отказаться от требования обеспечения надводной непотопляемости при заполнении водой любого из отсеков лодки.

Как и на атомоходах 1-го поколения, на новой лодке было решено применить двухреакторную энергетическую установку, полностью удовлетворяющую требованиям надежности. Была создана компактная паропроизводя-щая установка с высокими удельными показателями, почти вдвое превышающими соответствующие параметры предшествующих энергетических установок.

“В виде исключения” Главком ВМФ С.Г. Горшков дал согласие использовать в проекте 671 один гребной вал, что позволило уменьшить водоизмещение и шумность. За счет перехода на одновальную схему обеспечивалось получение значительно более высоких, чем у зарубежных аналогов, подводных скоростей.

Реализация одновальной схемы позволила разместить в одном отсеке главный турбозубчатый агрегат и оба автономных турбогенератора со всем сопутствующим оборудованием. Это обеспечило уменьшение относительной длины корпуса лодки. Т. н. адмиралтейский коэффициент, характеризующий эффективность использования мощности силовой установки корабля, превзошел аналогичный показатель АПЛ проекта 627 примерно в два раза и фактически сравнялся с коэффициентом американских АПЛ типа “Скипджек”. В конструкции прочного корпуса было решено применить новую сталь марки АК-29, что позволяло увеличить глубину погружения.

В отличие от АПЛ 1-го поколения, новый корабль было решено оснастить автономными (а не навешенными на ГТЗА) турбогенераторами, что повышало надежность работы электроэнергетической системы. 

Согласно первоначальным проектным проработкам, торпедные аппараты планировалось сдвинуть к центру корабля, как на американских АПЛ типа “Трешер”, расположив их под углом к диаметральной плоскости АПЛ. Однако в дальнейшем выяснилось, что при подобной компоновке скорость подводной лодки в момент торпедной стрельбы не должна была превышать 11 узлов (что оказалось неприемлемым по тактическим соображениям: в отличие от американских АПЛ типа “Трешер”, советская лодка предназначалась для борьбы не только с подводными лодками, но и крупными надводными кораблями противника). Кроме того, при “американской” компоновке серьезно осложнялись торпедопогрузочные работы, и становилось полностью невозможным пополнение боекомплекта в море. В результате торпедные аппараты на АПЛ 671-го проекта было решено установить в носовой части корабля, над антенной ГАС.

В 1960 году ленинградский Адмиралтейский завод приступил к подготовке строительства серии новых торпедных атомоходов. Акт о приемке в состав ВМФ СССР головной лодки 671-го проекта - К-38 (заводской номер “600”) - председатель правительственной комиссии Герой Советского Союза Г.И. Щедрин подписал 5 ноября 1967 г. В дальнейшем в Ленинграде было построено еще 14 АПЛ данного типа. Три корабля (К-314, К-454 и К-469) были достроены по измененному проекту. Отличие заключалось в оснащении их, помимо традиционных торпед, и ракето-торпедным комплексом “Вьюга”, принятым на вооружение 4 августа 1969 г. Ракето-торпе-да обеспечивала поражение подводных, надводных и береговых целей ядерным зарядом на дальностях ID-40 км. Ее пуск выполнялся из стандартных 533-мм торпедных аппаратов с глубины до 50-60 м.

Двухкорпусная подводная лодка с характерным “лимузинным” ограждением выдвижных устройств имела прочный корпус, выполненный из высокопрочной стали АК-29, толщина листов которой достигала 35 мм. Внутренние плоские переборки были рассчитаны на давление 10 кгс/см2. Корпус корабля делился на семь водонепроницаемых отсеков:

1-й - торпедный, аккумуляторный и жилой; 

2-й - центральный пост, провизионные и вспомогательные механизмы; 

3-й - реакторный; 

4-й - турбинный (в нем же размещены и автономные турбоагрегаты); 

5-й - электротехнический и вспомогательных механизмов (в нем же находился и санблок); 

6-й - жилой и дизель-генераторный; 

7-й - рулевой (здесь же расположены гребные электродвигатели и камбуз). 

Конструкция легкого корпуса, носовая часть надстройки, вертикальное и горизонтальное оперение были выполнены из маломагнитной стали. Ограждение выдвижных устройств рубки, а также средняя и кормовая части надстройки изготавливались из алюминиевого сплава, а крупногабаритный обтекатель антенны гидроакустического комплекса и рули - из титановых сплавов. Для лодки проекта 671 (а также ее дальнейших модификаций) была характерна тщательная отделка обводов наружного корпуса.

Балластные цистерны имели кин-гстонную (а не шпигатную, как на всех предыдущих советских ПЛ послевоенных проектов) конструкцию.

Корабль получил систему кондиционирования и очистки воздуха, люминесцентное освещение, а также более удобную (по сравнению с атомоходами 1-го поколения) планировку кают и кубриков, современное санитарно-бытовое оборудование.

Главная энергетическая установка АПЛ 671-го проекта (имевшая номинальную мощность 31.000 л.с.) включала две перепроизводящих установки ОК-300 (водоводяной реактор ВМ-4 тепловой мощностью 72 мВт и четыре парогенератора ПГ-4Т), автономные для каждого борта. Перезарядка активной зоны реактора должна была производиться с циклом восемь лет.

По сравнению с реакторами 1-го поколения, компоновка ядерных энергетических установок второго поколения была существенно изменена. Реактор стал более компактным и “плотным”. Была реализована схема “труба в трубе”, а также произведено “навешивание” насосов первого контура на парогенераторы. Сократилось количество трубопроводов большого диаметра, соединяющих основные элементы установки (фильтр 1-го контура, компенсаторы объема и т.п.). Практически все трубопроводы первого контура (малого и большого диаметра) разместили в необитаемых помещениях и закрыли биологической защитой. Существенно изменились системы контрольно-измерительных приборов и автоматики ядерной силовой установки. Возросла доля дистанционно-управляемой арматуры (клапанов, задвижек, заслонок и т. п.). 

Паротурбинная установка состояла из главного турбозубчатого агрегата ГТЗА-615 и двух автономных турбогенераторов ОК-2 (последние обеспечивали выработку переменного тока 380 В, 50 Гц и включали турбину и генератор мощностью 2000 кВт).

В качестве резервного средства движения были применены два электродвигателя постоянного тока ПГ-137 (2 х 275 л. с.), каждый из которых приводил во вращение свой двухлопастный гребной винт малого диаметра. Имелись две аккумуляторные батареи, а также два дизель-генератора (200 кВт, 400 В, 50 Гц). Все основные механизмы и устройства имели автоматизированное и дистанционное управление.

При создании АПЛ проекта 671 определенное (хотя и недостаточное) внимание уделялось и вопросам снижения шумности. В частности, было применено гидроакустическое резиновое покрытие легкого корпуса, сократилось количество шпигатов. В результате акустическая заметность лодки по сравнению с атомоходами 1-го поколения уменьшилась приблизительно в пять раз.

Подводная лодка была оснащена всеширотным навигационным комплексом “Сигма”. Имелась телевизионная система наблюдения за общей и ледовой обстановкой МТ-70, способная, при благоприятных условиях, выдавать видовую информацию на глубине до 50 м.

Однако основным информационным средством корабля являлся гидроакустический комплекс МГК-300 “Рубин”, разработанный ЦНИИ “Морфизприбор” под руководством главного конструктора Н.Н. Свиридова и имеющий максимальную дальность обнаружения целей порядка 50-60 км. Он включал носовой гидроакустический излучатель низкой частоты, высокочастотную антенну ГАС миноискания МГ-509 “Радиан” в передней части ограждения выдвижных устройств рубки, станции звукоподводной связи, гидроакустической сигнализации и ряд других элементов. “Рубин” обеспечивал круговой обзор, независимое автоматическое сопровождение и определение курсовых углов целей, даль-нометрирование методом эхолокации, а также обнаружение активных гидроакустических средств противника.

После 1976 года, в ходе модернизации, на большинстве лодок 671-го проекта ГАК “Рубин” был заменен на более совершенный комплекс “Рубикон” с инфразвуковым излучателем, имеющий максимальную дальность обнаружения более 200 км. На ряде кораблей МГ-509 был также заменен на более современный МГ-519.

Выдвижные устройства включали перископ ПЗНС-10, антенну системы радиоопознования МРП-10 с ответчиком, радиолокационный комплекс “Альбатрос”, радиосвязные антенны ВАН-М или “Анис” и “Ива”, пеленгатор “Завеса”, а также устройство РКП (работа компрессора под водой). Имелись гнезда для ряда съемных антенн, устанавливаемых при решении конкретных задач. 

На борту подводной лодки был установлен навигационный комплекс, обеспечивающий курсоуказание и счисление пути.

Вооружение корабля состояло из шести 533-мм торпедных аппаратов, обеспечивающих стрельбу на глубинах до 250 м.

Торпедный комплекс занимал верхнюю треть первого отсека. Торпедные аппараты располагались в два горизонтальных ряда. В диаметральной плоскости корабля, над первым рядом ТА, находился торпедопогрузочный люк. Все делалось дистанционно: торпеды затягивались в отсек, перемещались по нему, загружались в аппараты и опускались на стеллажи при помощи гидроприводов.

Управление торпедной стрельбой обеспечивалось ПУТС “Брест-671”.

В боекомплект входило 18 торпед и мин (СЭТ-65, 53-65к, ТЭСТ-71, ПМР-1, Р-1). Вариант загрузки выбирался в зависимости от решаемых задач. Постановка мин могла производиться при скорости до 6 узлов. 

По сравнению с наиболее современным американским аналогом - атомной подводной лодкой SSN 637 “Стерджен” (головной корабль серии вступил в строй 3 марта 1967 г.) советская субмарина имела более высокую подводную скорость (соответственно 29 и 33,5 узлов), несколько большую глубину погружения и соизмеримый боекомплект. В то же время американская АПЛ обладала меньшей шум-ностью и более совершенным гидроакустическим оборудованием, что обеспечивало ей лучшие поисковые возможности. Среди советских подводников бытовало мнение, что “если американская лодка обладает дальностью обнаружения 100 км, то .наша - лишь 10 км”. Вероятно, это было преувеличением, однако проблемы скрытности и повышения дальности обнаружения противника на лодках пр.671 в полной мере так и не удалось решить.

Головной корабль 671-го проекта - К-38 - вошел в состав Северного флота. Его первым командиром стал капитан 2 ранга Е.Д. Чернов. В ходе испытаний новый атомоход развил кратковременную максимальную подводную скорость более 34,5 узлов, став (на данный момент времени) самой быстроходной подводной лодкой в мире. До 1974 г. Северный Флот пополнился еще 11 однотипными АПЛ, которые первоначально базировались в губе Западная Лица. В период с 1981 по 1983 годы они были передислоцированы в Гремиху. На Западе эти корабли получили кодовое наименование Victor (в дальнейшем- Victor1)

Элегантные, весьма фотогеничные “Викторы” имели яркую, насыщенную событиями биографию. Их можно было встретить фактически во всех морях и океанах, где Советский флот нес боевую службу. При этом АПЛ демонстрировали достаточно высокие поисковые и боевые возможности. В частности, “автономки” в Средиземном море продолжались вместо положенных 60 почти 90 суток. Известен случай, когда штурман К-367 записал в журнале: “определили место корабля по отдаче якоря на авианосце “Ни-митц” (который отшвартовался в порту Неаполя). При этом АПЛ не входила в территориальные воды Италии, но вела слежение за американским кораблем.

В 1979 году, во время очередного обострения советско-американских отношений, АПЛ К-38 и К-481 осуществляли несение боевой службы в Персидском заливе, где в тот период находилось до 50 кораблей ВМС США. Плавание проходило в чрезвычайно сложных условиях (температура воды у поверхности достигала 40°). По воспоминаниям участника похода А.Н. Шпортько (командира К-481), в энергоотсеках лодок воздух нагревался до 60-70°, а в жилых помещениях - до 40-50°. Кондиционеры работали на полную мощность, но техника (спроектированная для использования преимущественно в северных широтах) не справлялась: холодильные машины начинали нормально работать только на глубине 60 м, где температура забортной воды понижалась до 10-15°.

Лодки имели по два сменных экипажа, размещавшихся на плавбазе “Березина”, стоявшей в Аденском заливе или у острова Сокотра. Поход продолжался шесть месяцев и прошел, в целом, весьма удачно. По мнению А.Н. Шпорько, советские АПЛ действовали в Персидском заливе весьма скрытно: если ВМС США их кратковременно и обнаруживали, то не могли правильно классифицировать, а тем более организовать преследование. Впоследствии эти выводы были подтверждены и данными разведки. В то же время слежение за американскими кораблями осуществлялось на дальности применения ракетного и ракетно-торпедного оружия: в случае получения соответствующего приказа они были бы с вероятностью, близкой к 100%, отправлены на дно.

В сентябре-октябре 1971 г. К-38 и К-323 совершили автономный подледный поход в Арктику. В январе 1974 г. начался уникальный 107-суточный переход двух атомоходов 670-го и 671-го проектов под командованием капитанов 2 ранга В.Д.Хайтарова и В.П.Гон-тарева с Северного на Тихоокеанский флот. Маршрут проходил по Атлантике (до мыса Доброй Надежды), Индийскому и Тихому океанам. После прохода Фареро-Исландского противолодочного рубежа лодки двигались в тактической группе (один корабль шел на глубине 100, а другой - 150 м). Фактически это был первый опыт столь продолжительного следования АПЛ в составе тактической группы.

10-25 марта лодки совершили заход в порт Бербера (Сомали), где их экипажи получили короткий отдых. 29 марта, в ходе несения боевой службы, они имели кратковременный контакт с американскими надводными противолодочными кораблями и оторвались от них, уйдя на большую глубину. 13 апреля, после завершения боевой службы в заданных районах Индийского океана, лодки в надводном положении, лидируемые судном обеспечения “Башкирия”, направились к Малакскому проливу.

Во время перехода температура забортной воды достигала 28°. Системы кондиционирования воздуха не справлялись с поддержанием требуемого микроклимата: относительная влажность в отсеках лодок составляла 90%, а температура воздуха поднималась до 70°. За отрядом советских кораблей осуществляли почти непрерывное слежение американские базовые патрульные самолеты Локхид Р-3 “Орион”, базировавшиеся на атолле Диего-Гарсия.

В Малакском проливе, куда корабли вошли 17 апреля, американская “опека” стала еще более плотной: к “Орионам” присоединились многочисленные противолодочные вертолеты. 20 апреля на борту АПЛ 671-го проекта из-за повышенной влажности загорелся один из узлов ГАС “Рубин”. Однако усилиями экипажа пожар был быстро ликвидирован. 25 апреля корабли прошли проливную зону и, оторвавшись от наблюдения, ушли на глубину. 6 мая АПЛ В.П. Гонтарева вошла в Авачинскую губу. 7 мая к ней присоединился и второй атомоход.

В январе 1976 года ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-171, а также АПЛ К-469, выполнявшая функции охранения, совершили еще один переход с СФ на ТОФ. Через Атлантический океан корабли шли на удалении всего 18 кабельтовых друг от друга. Пролив Дрейка миновали на различной глубине,постоянно поддерживая связь по ЗПС. После пересечения экватора лодки разошлись и следовали на Камчатку (куда прибыли в марте) каждая по собственному маршруту. В течение 80 суток было пройдено 21754 мили, причем за весь переход К-469 лишь один раз (в районе Антарктиды) всплывала на перископную глубину.

К-147, оборудованная новейшей, не имеющей мировых аналогов системой слежения за АПЛ противника по кильватерному следу, 29 мая - 1 июля 1985 г. под командованием капитана 2 ранга В.В. Никитина приняла участие в учениях подводных сил Северного Флота “Апорт”, в ходе которых выполнила шестисуточное непрерывное слежение за американской ПЛАРБ “Симон Боливар” (тип “Ла-файет”), пользуясь акустическими и неакустическими средствами.

Весьма драматический случай произошел с К-314 (командир капитан 1 ранга А.М. Евсеенко) в марте 1984 г. Осуществляя совместно с БПК “Владивосток” слежение за американской ударной группой в составе авианосца “Китти Хок” и семи кораблей охранения, маневрировавшей в Японском море, советская лодка 21 марта, во время всплытия для уточнения надводной обстановки, пропорола кормой днище американского авианосца на протяжении почти 40 м. В результате маневры ВМС США были свернуты и “Китти Хок”, теряя через пробоину мазут, “уполз” в японский док, а советский атомоход, лишившийся гребного винта, на буксире проследовал в бухту Чажма, где также стал на ремонт. 

Это событие вызвало резко негативный резонанс в американской печати. Специализирующиеся на военно-морской тематике журналисты отметили слабость охранения АУГ, что позволяло лодкам “потенциального противника” всплывать непосредственно под килем авианосцев.

Время берет свое. 14 марта 1989 г. была списана первая лодка 671-го проекта - К-314, находившаяся в составе Тихоокеанского флота. В 1993-1996 гг. боевой состав флота покинули и остальные АПЛ этого типа. Однако утилизация заслуженных кораблей затянулась. В настоящее время большинство из них находится в отстое, годами ожидая своей участи.

4

Категория: Подводные лодки | Добавил: Starter (09.04.2009) | Автор: Марат
Просмотров: 1149 | Теги: подводная лодка, 671 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обмен Ссылками
Русская Армия- Сайт посвященный Нашему оружию, и нашим героям
Здесь код кнопки и обмен ссылками.



Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. © 2009
Хостинг от uCoz Создать бесплатный сайт с uCoz