Меню сайта
Категории раздела
Авианосцы [1]
Крейсеры [1]
Подводные лодки [9]
Фрегаты [1]
Эсминцы [1]
Транспортники [1]
Статистика 26.06.2017
статистика
Rambler's Top100
Главная » Статьи » Морской флот » Подводные лодки

Атомные подводные лодки проекта 627 ("Кит")
Опыт второй мировой войны показал, что в результате развития противолодочных сил и их оснащения радиолокационными средствами подводные лодки (ПЛ) могут эффективно действовать, только находясь в подводном положении. При этом они должны обладать способностью развивать высокую подводную скорость (до 20 уз и выше), позволяющую занимать выгодную позицию при атаке и уклоняться от преследования противолодочных кораблей. Учитывая ограниченные потенциальные возможности (вследствие неприемлемого роста массогабаритных характеристик) электрических энергетических установок, традиционно использовавшихся для подводного хода, конструкторы ПЛ приступили к поисковым работам по использованию тепловых двигателей новых типов.

В первые послевоенные годы в ведущих морских державах вслед за Германией и, как правило, с использованием ее опыта и специалистов провели ряд экспериментов с парогазотурбинными установками (ПГТУ), работающими на концентрированной перекиси водорода (двигатель Вальтера). Однако недостаточная эксплуатационная надежность ПГТУ, значительные расходы перекиси водорода на больших скоростях и, следовательно, ограниченные энергетические ресурсы этого двигателя предопределили предпочтительность использования принципиально новых энергетических установок — атомных (АЭУ). Являясь независимыми от атмосферного воздуха, АЭУ позволяли при ограниченных массогабаритных характеристиках получать значительную агрегатную мощность и обеспечивать движение ПЛ в подводном положении с высокими скоростями в течение продолжительного времени. Ни один другой тип энергетических установок для ПЛ подобными качествами не обладал.

B США программу создания атомных подводных лодок (АПЛ) разработали в декабре 1945 года, а со следующего года работы по ее реализации пошли ускоренными темпами. Уже в 1948 году был закончен проект АЭУ, и 14 июня 1952 года на верфи «Электрик Боут Дивижн» фирмы «Дженерал Дайнэмикс Корпорейшн» в г. Гротон (штат Коннектикут) состоялась закладка первой в мире АПЛ «Наутилус». В сентябре 1955 года — через девять лет после начала работ — она вошла в состав ВМС США.

Примерно в тот же период к созданию атомного подводного флота приступили и в Советском Союзе. 9 сентября 1952 года вышло постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым в Москве сформировали две группы специалистов: одну — для выполнения проектных проработок атомной подводной лодки, другую — для проработок ее энергетической установки. Руководство первой группой поручили Владимиру Николаевичу Перегудову, работавшему в тот период заместителем директора ЦНИИ-45 судостроительной промышленности по научной работе. Группу энергетиков возглавил Николай Антонович Доллежаль, впоследствии академик Академии наук СССР.Научным руководителем работ по созданию АЭУ и АПЛ назначили директора Института атомной энергии АН СССР академика Анатолия Петровича Александрова. Общее, но отнюдь не формальное руководство работами в целом возложили на одного из инициаторов создания АПЛ заместителя председателя Совета Министров СССР Вячеслава Александровича Малышева.

Возглавлявший группу проектантов АПЛ В. Н. Перегудов был опытным инженером-кораблестроителем. Кадровый офицер ВМФ, капитан 1 ранга, он имел большой опыт работы в проектных и научно-исследовательских организациях ВМФ и судостроительной промышленности. В 1941—1947 годах он работал в ведущей проектной организации подводного кораблестроения того времени ЦКБ-18 в должности начальника корпусного отдела, а затем главного конструктора ПЛ проектов 608 и 613 *. В свою группу В. Н. Перегудов пригласил специалистов, с которыми ранее работал и которых знал как профессионалов высокой квалификации. Костяк группы составили: заместитель главного конструктора ПЛ проекта 611** В. П. Фуников (ЦКБ-18), ставший правой рукой Перегудова, начальники отделов ЦКБ-18 А. В. Базилевич и Н. В. Анучин, курировавшие в группе общепроектные вопросы, общую компоновку корабля и судовые системы, заместитель главного конструктора ПЛ проекта 617*** В. П. Горячев (СКБ-143), ведавший электрооборудованием и радиоэлектронным вооружением ПЛ, начальник отдела СКБ-143 П. Д. Дегтярев, занимавшийся главной энергетической установкой, начальник отдела ЦНИИ-45


--------------------------------------------------------------------------------

* ПЛ проекта 608 разрабатывалась в 1942—1944 годах как развитие ПЛ среднего водоизмещения типа «Щ». Строительство кораблей по проекту 608 не велось. ПЛ проекта 613 являлась развитием проекта 608 с учетом опыта второй мировой войны. Наиболее массовая ПЛ советской постройки. В СССР построено 215 ПЛ для отечественного ВМФ и поставок за рубеж. По советской документации строились в КНР.

** ПЛ проекта 611 — большая подводная лодка послевоенной серийной постройки.

*** ПЛ проекта 617—опытная подводная лодка с ПГТУ (построен один корабль).


--------------------------------------------------------------------------------

Б. К. Разлетов, руководивший разработкой вопросов прочности и конструкции корпуса. Состав группы постоянно увеличивался, и к моменту окончания проработок ее численность достигла 35 человек.

Работы группы проектантов АПЛ и ее энергетической установки велись параллельно и носили поисковый характер. Учитывая особую секретность работ, круг привлекаемых специалистов был весьма ограничен. Даже специалисты ВМФ в этот период не участвовали в выполнении проработок и выработке требований к тактико-техническим элементам (ТТЭ) АПЛ.

К марту 1953 года рабочая группа В. Н. Перегудова завершила проработки АПЛ в объеме предэскизного проекта. 

По замыслу разработчиков, она предназначалась для нанесения удара по прибрежным районам противника (военно-морским базам, портам и т.д.). Для этого подводную лодку предполагалось вооружить торпедой Т-15 (калибр 1550 мм, длина около 24 м) с ядерной боевой частью. Выбор именно этого типа оружия объяснялся отсутствием в тот период баллистических ракет морского базирования.

Традиционное оружие — торпеды калибра 533 мм — включалось в состав вооружения как средство самообороны.

По своему облику и тактико-техническим элементам разработанный вариант АПЛ существенно отличался от состоявших тогда на вооружении дизель-электрических ПЛ (ДЭПЛ). Первая АПЛ должна была иметь скорость хода до 25 уз, с которой она могла бы длительно двигаться в подводном положении. Всего же продолжительность подводного плавания должна была составлять до 50—60 суток. Глубина погружения у первой отечественной АПЛ по сравнению с подводными лодками периода второй мировой войны возрастала в полтора раза. АПЛ предполагалось оснастить двухвальной энергетической установкой. Необычная для того времени сигарообразная форма корпуса с эллипсовидной носовой частью диктовалась требованием размещения носового торпедного аппарата для торпеды Т-15, а также обеспечивала снижение сопротивления при движении в подводном положении.

Вместе с тем технические решения по первой АПЛ сохраняли отпечаток традиционных подходов, характерных для ДЭПЛ, одну из которых — проекта 611— приняли в качестве прототипа. В частности, сохранялась принципиальная компоновка корабля, электроэнергетическая система строилась на применении постоянного тока, использовалась часть однотипного оборудования и приборов.

Полномасштабная разработка проекта опытной АПЛ, получившего номер «627», была поручена ленинградскому Специальному конструкторскому бюро № 143 (СКВ-143), созданному в 1948 году для проектироваия скоростных ПЛ с энергетическими установками новых типов. В 1948—1953 годах в СКБ-143 велись работы по ПЛ с ПГТУ проекта 617. Начальником СКБ-143 и главным конструктороп АПЛ проекта 627 назначили В. Н. Перегудова. Практически всех специалистов комплексной группы, работавшей в Москве, также перевели в СКБ-143, где они возглавили соответствующие направления работ. 

С марта 1953-го по май 1954 года коллектив СКБ-143 разработал эскизный и технический проекты опытной АПЛ. Ведущие научно-исследовательские и проектно-конструкторские организации судостроительной промышленности, Министерства среднего машиностроения и других отраслей выполнили необходимый комплекс экспериментальных и опытно-конструкторских работ по отработке технических решений, созданию оборудования, вооружения и конструкционных материалов. Огромную практическую помощь и моральную поддержку оказывал разработчикам научный руководитель проекта академик А. П. Александров. Почти еженедельно он приезжал в Ленинград, где на оперативных совещаниях с проектантами АПЛ и разработчиками оборудования определялись пути решения многочисленных и разнообразных проблем, неизбежных в каждом новом деле. Общими усилиями удалось преодолеть серьезные научно-технические проблемы, многие из которых носили принципиально новый для подводного кораблестроения характер.

Ключевой задачей являлась разработка АЭУ и комплекса связанного с ней оборудования. Проектирование АЭУ велось под руководством Института атомной энергии АН СССР. Паропроизводящую установку разрабатывал НИИ-8 Минсредмаша во главе с Н. А. Доллежалем. Совместно с НИИ-8 СКБ котлостроения Балтийского завода имени С. Орджоникидзе работало над созданием парогенераторов (главный конструктор Г. А. Гасанов), а Особое конструкторское бюро Ленинградского Кировского завода (ОКБ ЛКЗ) — насосов первого контура (главный конструктор Н. М. Синев). Разработку паротурбинной установки осуществляло Специальное конструкторское бюро Кировского завода (главный конструктор М. А. Казак) при участии специалистов-энергетиков СКБ-143, возглавляемых Г. А. Вороничем.

Увеличение глубины погружения ПЛ потребовало создания новой высокопрочной стали АК-25 и сварочных материалов для нее. Их разработали в ЦНИИ-48 судостроительной промышленности (директор Г. И. Копырин). Из новых материалов изготовили опытные отсеки и провели их статические и динамические испытания.

Разработку вопросов обеспечения прочности и испытания вели специалисты ЦНИИ-45 судостроительной промышленности (директор В. И. Першин). Там же выполнялись и работы по снижению виброактивности механизмов и шумности ПЛ.

Отработка гидродинамики АПЛ, имевшей нетрадиционную форму корпуса, ограждения рубки и кормового оперения, велась параллельно специалистами ЦНИИ-45 и Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) авиационной промышленности (руководитель работ К. К. Федяевский).

Крупной проблемой стало обеспечение жизнедеятельности личного состава АПЛ в условиях длительного пребывания в герметичных помещениях, не имеющих связи с атмосферой, в условиях воздействия работающей АЭУ и другого оборудования. Были разработаны комплексная система кондиционирования и вентиляции, обеспечивающая поддержание комфортных температурно-влажностных параметров воздуха, специальные установки, обеспечивающие поддержание оптимального газового состава, корабельные средства радиационного контроля и другое оборудование. Проверка разработанного оборудования и условий обитаемости проводилась на специально переоборудованной ПЛ Д-2. В течение 50 суток на борту ПЛ, ставшей испытательным стендом, изолированно от атмосферы жил и успешно работал экипаж.

Разнообразное электрооборудование разрабатывалось и создавалось ленинградским заводом «Электросила». 

Большой комплекс работ выполнялся по созданию ударного оружия АПЛ — торпед Т-15, однако проблема достижения требуемой точности стрельбы и эффективности их применения оставалась не до конца решенной.

В июле 1954 года к работам по созданию атомной ПЛ впервые были привлечены специалисты ВМФ. Экспертная группа моряков отметила в своем заключении проблематичность эффективного использования корабля по основному назначению. Действительно, для нанесения удара АПЛ требовалось приблизиться к цели на дистанцию не менее 40 км, уточнить свое место по береговым ориентирам с помощью РЛС и только после этого произвести выстрел. Учитывая невозможность сохранения скрытности при таком способе действий ПЛ в прибрежных районах противника в условиях противодействия противолодочных сил, эксперты ВМФ сделали вывод о необоснованности состава вооружения опытной АПЛ.

Кроме того, в заключении экспертной группы отмечалась недостаточная величина скорости полного хода, принятого состава оружия самообороны (два торпедных аппарата и две торпеды калибра 533 мм) и ряд других недоработок. В результате экспертизы приняли решение о корректировке технического проекта, которую в СКБ-143 выполнили к середине 1955 года.

В окончательном варианте АПЛ проекта 627 торпеды Т-15 исключались из состава вооружения, а вместо них размещались восемь торпедных аппаратов калибра 533 мм с общим боекомплектом 20 торпед. Получившая мощное торпедное вооружение первая отечественная АПЛ теперь предназначалась для борьбы с боевыми кораблями и транспортами противника на океанских и удаленных морских коммуникациях.

После корректировки технического проекта АПЛ сохранила основные черты предыдущих разработок: двухкорпусную архитектуру, удлиненный корпус (отношение длины к ширине—13,3) с протяженной (около половины длины) цилиндрической вставкой и поперечными сечениями, близкими к круговым, эллипсовидную форму носовой оконечности и «плоские» обводы кормы, которые обеспечивали размещение двухвальной энергетической установки. Характерные обтекаемые обводы легкого корпуса, ограждения рубки и выступающих частей, которые придали первой атомной ПЛ, стали впоследствии отличительной чертой, своеобразной «визитной карточкой» подводных лодок, спроектированных СКБ-143 

Прочный корпус подводной лодки разделялся на девять отсеков. По функциональному назначению носовые отсеки были аналогичны принятым на ДЭПЛ:

I-носовой торпедный 

II-аккумуляторный 

III-отсек центрального поста 

IV-отсек вспомогательного оборудования 

АЭУ, включавшая два реактора с парогенераторами и столько же турбозубатых агрегатов, размещалась в V (реакторном) и VI (турбинном) отсеках. Реакторы паропроизводящей установки марки ВМ-А водо-водяного типа устанавливались последовательно друг за другом в диаметральной плоскости корабля, а парогенераторы располагались побортно от них (на левом борту — парогенераторы носового реактора, на правом — кормового). Отсеки АЭУ оборудовали средствами биологической защиты, которые в сочетании со специально разработанными мерами должны были обеспечивать радиационную безопасность на корабле. Принятая схема размещения АЭУ в средней по длине части корпуса облегчала дифферентовку ПЛ и позволяла выделить в нос и корму от помещений, занятых энергоустановкой, отсеки, в которых находились жилые помещения экипажа и боевые посты. 

В VII—электромеханическом отсеке размещались вспомогательные гребные электродвигатели, обеспечивавшие движение со скоростями до 8 уз, в VIII и IX — жилые помещения и оборудование 
судовых систем.

Рациональность компоновки помещений достигалась отработкой размещения оборудования на натурных макетах, выполнявшихся для всех отсеков подводной лодки.

АПЛ проекта 627 вооружалась достаточно совершенными для своего времени средствами наблюдения, связи и навигации, большая часть которых уже была освоена на ДЭПЛ проектов 611 и 613.

Гидроакустическое вооружение включало гидроакустическую станцию (ГАС) «Арктика», оеспечивавшую обнаружение целей и определение их координат в режимах эхо- и шумопеленгования, ГАС обнаружения гидроакустических сигналов и звукоподводной связи «Свет», шумопеленгаторную станцию «Марс-16КП» и гидролокационную станцию обнаружения подводных препятствий «Луч». Особенностью ГАС «Арктика» на АПЛ проекта 627 являлось размещение её антенны в носовой части ограждения рубки, а также наличие режима автоматического сопровождения шумящих целей, который значительно повышал качество выработки данных для торпедной стрельбы.

В состав радиолокационного вооружения входили станция обнаружения надводных целей и управления торпедной стрельбой «Призма» и станция обнаружения работающих РЛС «Накат».

Средства радиосвязи состояли из комплектов приемной и передающей аппаратуры, аналогичных установленным на ДЭПЛ проектов 611 и 613. Они обеспечивали прием радиограмм, передаваемых с береговых командных пунктов (БКП), в том числе в длинноволновом диапазоне на малых глубинах, а также двустороннюю связь в диапазонах длинных и коротких волн с БКП, кораблями и самолетами ВМФ.

Штурманское вооружение дополнили специально разработанным навигационным комплексом «Плутон», обеспечивавшим кораблевождение и использование торпедного оружия при плавании в пределах 80 градусов северной и южной широт.

Торпедное вооружение АПЛ проекта 627 имело высокие боевые характеристики. Впервые в отечественной практике обеспечивалась стрельба на глубинах до 100 м. С ПЛ могли использоваться все типы торпед. Выработка стрельбовых данных для них осуществлялась автоматически системой «Торий».

Для обеспечения кораблевождения впервые использвалось автоматическое управление по курсу и глубине с помощью стабилизаторов «Курс» и «Стрела», впоследствии хорошо зарекомендовавших себя, особенно при движении ПЛ на повышенных скоростях.

В целях повышения акустической скрытности использовались механизмы с пониженными виброшумовыми характеристиками, основное оборудование амортизировалось, применялись вибро-демпфирующие покрытия, корпус облицовывался противогидролокационным покрытием, устанавливались малошумные гребные винты и др. В результате подводная шумность АПЛ проекта 627 при движении средним ходом на перископной глубине оказалась ниже, чем у ДЭПЛ проектов 611 и 613.

С современных позиций можно рассматривать принятый комплекс мер по акустической защите как недостаточный для создания малошумной ПЛ и считать, что по своим акустическим характеристикам первые советские АПЛ значительно уступали американским. В определенной степени это так. Но в тот период проблема акустической скрытности еще не представлялась проектантам ПЛ первоочередной, да и не была в должной мере разработана в теории и воплощена в практику создания малошумных механизмов и корабельных конструкций. При создании первой АПЛ в качестве первоочередной ставилась задача сделать ее независимой от атмосферного воздуха и, соответственно, обезопасить ее главным образом от обнаружения РЛС. Если рассматривать проект именно с этих позиций, то объем внедренных мероприятий по обесшумливанию ПЛ можно считать достаточным.

Основные тактико-технические и кораблестроительные элементы опытной АПЛ проекта 627 приведены в таблице 1.

Разработку рабочих чертежей АПЛ проекта 627 в СКБ-143 начали уже в марте 1954 года, не ожидая полного окончания и утверждения технического проекта и, как потом оказалось,, его корректировки. В июне того же года к постройке первой отечественной АПЛ приступил завод № 402 судостроительной промышленности, расположенный в г. Молотовске (с 1957 года—Северодвинск) Архангельской области (директор завода Е. П. Егоров, главный строитель опытной АПЛ В.И. Вашанцев). Стороительство корабля по условиям режима секретности велось на специально организованной автономной верфи, которая занимала помещение цеха, строившегося перед войной для сборки башенных установок линкоров и крейсеров.

Одновременно в г. Обнинске создавался наземный прототип корабельной АЭУ, который уже в начале 1956 года вывели на энергетический уровень мощности.

График работ диктовался жестко заданными сроками вступления в строй первой советской атомной ПЛ, программа создания которой была возведена в ранг национальной задачи и постоянно контролировалась правительством и политическим руководством страны. Вместе с тем принятие сжатых сроков выполнения работ имело и отрицательную сторону — на корабль поставлялось недостаточно отработанное и проверенное оборудование, многие недостатки которого приходилось исправлять уже непосредственно в ходе постройки, а затем и эксплуатации.

Торжественная церемония закладки опытной атомной ПЛ проекта 627 состоялась 24 сентября 1955 года. Строительство велось интенсивно, и к августу 1957 года удалось закончить монтаж основного оборудоваия. 9 августа того же года ПЛ спустили на воду. Характерно, что эта операция выполнялась методом поперечного спуска. 

В сентябре 1957 года начались швартовые испытания АПЛ, в ходе которых главное внимание уделялось атомной энергетической установке. 14 сентября произвели физический пуск корабельных реакторов с выводом их на минимально контролируемый уровень мощности.

В ходе швартовных испытаний выявился ряд неполадок в работе некоторых механизмов, систем и устройств. Дефектное оборудование заменили и оперативно доработали ряд конструкций. Так, в частности, для исключения кавитации циркуляционных насосов главных конденсаторов потребовалось изготовить и установить на подводной части корпуса АПЛ, находившейся на плаву, специальные водонаправляющие шахты.

Еще до загрузки активных зон реакторов на корабле выявили повышенный радиационный фон. Причина, как оказалось, заключалась в использовании для подсвечивания шкал приборов фосфоресцирующих красок, содержащих радиоактивные вещества. Пришлось удалять эту краску с многочисленных приборов, и впоследствии от нее отказались не только в подводном кораблестроении, но и в других областях техники.

В ходе испытаний корабль и его энергетическую установку осваивал экипаж. Его подразделения и службы возглавили преимущественно молодые офицеры, рошедшие требовательную систему конкурсного отбора. Подготовка и обучение личного состава электромеханической боевой части, обслуживавшего АЭУ, проходили на натурном стенде в Обнинске под непосредственным руководством академика А. П. Александрова. 

Первым командиром АПЛ проекта 627, получившей тактический номер К-3 (крейсерская - три), назначили опытного подводника капитана 1 ранга Леонида Гавриловича Осипенко. Старшим помощником командира стал капитан 2 ранга Лев Михайлович Жильцов, а командиром электромеханической боевой части — инженер-капитан 2 ранга Борис Петрович Акулов.

В начале июля 1958 года К-3 предъявили правительственной комиссии под председательством вице-адмирала В. Н. Иванова для проведения ходовых испытаний, которые прошли в Белом море с 3 июля по 1 декабря.

4 июля 1958 года в 10 ч 3 мин впервые в истории отечественного флота был дан ход под атомной, энергетической установкой. Задачу первого выхода — проверку работоспособности АЭУ и основного оборудования АПЛ — экипаж успешно выполнил. Начался исторический отсчет миль, пройденных отечественным атомным флотом.

Во время ходовых испытаний АЭУ подтвердила свою работоспособность в реальных морских условиях, в том числе при качке, крене и дифференте, а также при погружении на предельную глубину. АЭУ оказалась хорошо управляемой и устойчивой в работе.

В период ходовых испытаний К-3 совершила пять выходов в море, в ходе которых фактически подтвердились основные тактико-технические элементы, заданные при проектировании. В «Акте правительственной комиссии по ходовым испытаниям...» отмечалось, что созданная впервые в Советском Союзе атомная ПЛ является крупнейшим отечественным научно-инженерным достижением в области подводного кораблестроения. По сравнению с существовавшими в то время ДЭПЛ атомная ПЛ обладала (см. таблицу 2) в 1,5—2 раза большей скоростью подводного хода, которым она могла пройти 25—30 тысяч миль практически без ограничения скорости. 

Таким образом, созданная АПЛ по дальности подводного плавания в 60—75 раз превосходила ДЭПЛ, которые только малым ходом могли пройти около 400 миль

По ряду своих ТТЭ опытная АПЛ проекта 627 превосходила и своего зарубежного собрата — «Наутилуса».

Внедрение атомной энергетики в подводное кораблестроение означало коренное изменение боевых качеств ПЛ. Из «ныряющих» подводные лодки превратились в подлинно подводные корабли, способные действовать независимо от атмосферного воздуха и состояния водной поверхности. Открылся принципиально новый путь качественного повышения боевых возможностей ПЛ, в первую очередь их скрытности. В результате перехода на атомную энергетику, создания ракетного оружия, прогресса радио-электронных средств наблюдения и связи в конце 50-х — начале 60-х годов сложились условия для выхода ПЛ, как класса боевых кораблей, из кризиса, в котором они оказались в конце второй мировой войны вследствие количественного и качественного усиления противолодочных сил.

Вместе с тем испытания опытной АПЛ К-3 показали, что новая техника еще недостаточно отработана и надежна. Как всегда бывает с новыми техническими системами, ей предстояло пройти через период «детских болезней». Основной проблемой первых советских АПЛ, доставившей наибольшие хлопоты морякам и корабелам, стало обеспечение надежной работы парогенераторов АЭУ. Дело в том, что, как правило, через несколько сот часов работы в трубных пучках парогенераторов образовывались неплотности (трещины), через которые вода первого контура проникала во второй, вызывая в нем повышение радиоактивности. 

Характерно, что на наземном прототипе АЭУ такой проблемы не возникало.

Потребовался напряженный труд ученых и конструкторов для выяснения и устранения причин этого явления. В результате пришлось изменить конструкцию парогенераторов, подобрать новые материалы и усовершенствовать систему водоподготовки для паропроизводящей установки.

Эта и другие проблемы решались в ходе опытной эксплуатации АПЛ К-3, Для которой ее передали Военно-Морскому Флоту по решению правительства СССР в январе 1959 года. В этот период отрабатывалось новое оборудование, совершенствовались многие механизмы и узлы, вносились изменения в конструкцию корабля и состав его технических средств, были проведены первые опытные операции по перегрузке активных зон реакторов.

Все это требовало кропотливой работы кораблестроителей и создателей основного оборудования, мужества и умения личного состава корабля. За успешное освоение новой техники командира К-3 Л. Г. Осипенко в июле 1959 года удостоили звания Героя Советского Союза, а многих членов экипажа наградили орденами и медалями.

За создание первой советской атомной подводной лодки были отмечены многие конструкторы, инженеры и рабочие, принимавшие участие в проектировании и строительстве корабля. В 1959 году главному конструктору АПЛ проекта 627 В. Н. Перегудову присвоили звание Героя Социалистического Труда. Коллективы СКБ-143 и завода № 402 наградили орденами Ленина. Группе участников работ, внесших наиболее значительный творческий вклад, присудили Ленинскую премию.

В создании первенца отечественного атомного флота приняли участие около 135 предприятий и организаций всей страны, в том числе 20 конструкторских бюро, 35 научно-исследовательских институтов и около 80 заводов — поставщиков оборудоваия. Всего за шесть лет удалось решить сложнейшую инженерную задачу, сопоставимую по своей новизне разве что с созданием первых космических кораблей.

После завершения опытной эксплуатации, отработки конструкций и механизмов в середине 1962 года К-3 специально подготовили к выполнению первого в истории отечественного подводного флота похода к Северному полюсу. Подкрепили ограждение рубки и легкий корпус, установили специальные гидроакустические станции поиска полыней и разводьев, новую навигационную аппаратуру, систему подводного телевидения.

11 июля АПЛ вышла из базы и вскоре подошла к кромке льдов. 15 июля К-3 впервые всплыла в полынье на 84-м градусе северной широты, и на льду установили Государственный флаг Союза ССР. 

17 июля 1962 года АПЛ достигла Северного полюса. В 7 часов утра она впервые прошла в подводном положении через его географическую точку. Однако всплыть из-за сплошного ледового покрова, толщина которого достигала 12 метров, не удалось. Повторно прошли точку Северного полюса на обратном курсе около 10 часов утра.

В последующие дни К-3 продолжила плавание под полярными льдами и несколько раз всплывала для проведения сеансов связи и обсервации, в том числе в полынье, размеры которой лишь незначительно превосходили длину АПЛ. За время похода преодолели 3115 миль, в том числе около 1 300 миль подо льдом. Плавание проходило со средней скоростью около 15 уз на глубине 15—120 метров.

21 июля 1962 года К-3, которой вскоре после этого похода присвоили имя «Ленинский комсомол», ставшее известным всему миру, возвратилась в Иоканьгу. Корабль встречали члены правительства во главе с Председателем Совета Министров СССР Н. С. Хрущевым. Прямо на пирсе всем членам экипажа и научной группы, участвовавшим в походе, вручили правительственные награды. Руководителю похода контр-адмиралу А. И. Петелину, командиру АПЛ капитану 2 ранга Л. М. Жильцову и командиру электромеханической боевой части инженер-капитану 2 ранга Р. А. Тимофееву присвоили звания Героев Советского Союза.

С учетом опыта разработки проекта первой атомной ПЛ 22 октября 1955 года Совет Министров СССР принял постановление о создании серийных боевых АПЛ проекта 627А. Проектирование этих кораблей, в отличие от опытной АПЛ, велось под наблюдением специалистов ВМФ, с учетом их предложений и замечаний.

В проекте серийных АПЛ сохранили основные технические решения, оборудование, главную энергетическую установку и вооружение, принятые на опытной АПЛ проекта 627. Вместе с тем в них реализовали мероприятия по повышению живучести ПЛ, надежности ее оборудоваия, изменили состав штурманского вооружения и т. д. 

Весной 1956 года в СКБ-143 разработали технический проект, а осенью завершили переработку рабочих чертежей и эксплуатационной документации. По своим ТТЭ подводные лодки проекта 627А. практически не отличались от опытной АПЛ (см. таблицу 3).

В августе 1956 года на заводе № 402 заложили головную АПЛ проекта 627А, получившую обозначение К-5. В сентябре 1958 года ее спустили на воду, а в конце 1959 года К-5 под командованием капитана 2 ранга В. С. Салова вышла на государственные испытания. После их успешного завершения 27 декабря 1959 года первую серийную АПЛ Комиссия госприемки кораблей приняла в состав ВМФ.

В ходе испытаний мощность энергетической установки ограничивалась 80% от номинальной. При этом впервые в отечественном подводном флоте была достигнута длительная скорость подводного хода 28 уз.

Всего по усовершенствованному проекту 627А на заводе № 402 с 1956-го по 1964 год построили 12 АПЛ. В процессе серийного строительства продолжалась отработка конструкций АЭУ и корабля. Была существенно повышена надежность паропроизводящей установки, заменено некоторое оборудование, установлена новая система управления торпедной стрельбой, усовершенствовано радиоэлектронное вооружение. Для создания более благоприятных условий для работы антенну ГАС «Арктика» перенесли из jграждения рубки в килевую часть носовой оконечности, где сформировали выступающий за круговые обводы наплыв. 


Над торпедными аппаратами разместили антенну новой шумопеленгаторной станции МГ-10.

Серийные ПЛ оснащались дополнительными средствами, облегчающими управление кораблем на высоких скоростях. 

Впоследствии К-3 и первые серийные ПЛ проекта 627А модернизировали аналогичным образом.

После вступления в строй серийных АПЛ проекта 627А началось их интенсивное освоение. На Северном флоте сформировали первое соединение атомных подводных лодок. В суровых навигационных и климатических условиях Арктики велись испытания и проверка качеств атомных кораблей, отработка приемов их боевого использования.

В начале 60-х годов основные проблемы обеспечения надежной эксплуатации АПЛ и их энергетических установок удалось решить. Одновременно были подготовлены квалифицированные кадры подводников-атомщиков. Это позволило совершить ряд дальних походов, в том числе и подледных плаваний, возможных только при полной уверенности в кораблях и их экипажах.

В сентябре 1963 года ПЛ К-115 под командованием капитана 2 ранга Р. Дубяги (старший на борту капитан 1 ранга В. Кичев) совершила переход из Баренцева моря в Тихий океан. Поход проходил подо льдами Северрного Ледовитого океана. АПЛ совершила ряд всплытий - в том числе возле дрейфующей станции «Северный полюс-12».

Спустя год после похода К-3, во второй половине сентября 1963 года, ПЛ К-181 под командованием капитана 2 ранга Ю. А. Сысоева совершила новый арктический поход и 29 сентября всплыла точно в географической точке Северного полюса. На льду были установлены Государственный и Военно-морской флаги СССР. Эта АПЛ стала первым кораблем ВМФ, в мирное время удостоенным ордена Красного Знамени. 

Одновременно проводилась проверка возможности использования АПЛ в тропических условиях. В 1963 году К-133 совершила поход в экваториальный район Атлантики. А в феврале—марте 1966 года эта же ПЛ под командованием капитана 2 ранга Л. Н. Столярова участвовала в групповом кругосветном плаваний. Тогда ПЛ в подводном положении преодолела около 20 тысяч миль за 54 суток.К сожалению, служба, АПЛ проекта 627А не обошлась без потерь. 8 апреля 1970 года на борту К-8, находившейся в районе к юго-западу от Британских островов, возник пожар. От отравления угарным газом погибли 30 моряков. Через прогоревшие уплотнения внутрь прочного корпуса стала поступать забортная вода. Несмотря на принятые меры, в ночь с 11 на 12 апреля 1970 года в условиях восьмибалльного шторма АПЛ затонула. Находившиеся на борту ее командир капитан 2 ранга В. Б. Бессонов и 21 член экипажа, до последней минуты боровшиеся за жизнь корабля, погибли. Впоследствии В. Б. Бессонову присвоили звание Героя Советского Союза.В 1956 году было принято решение о создании на базе АПЛ проекта 627А «опытной ПЛ с реактивным вооружением».Эта ракетная АПЛ — проекта П-627А — предназначалась для нанесения ударов самолетом-снарядом (как тогда называли крылатые ракеты) с ядерным зарядом по объектам противника, расположенным в глубине его территории и на побережье. Таким образом, вновь, как и в первоначальном варианте опытной АПЛ проекта 627, предпринималась попытка создания атомной ПЛ для решения стратегических задач.АПЛ проекта П-627А вооружались самолетом-снарядом комплекса П-20 с дальностью стрельбы в несколько раз большей, чем у баллистических ракет, создававшихся в тот период для ПЛ *. --------------------------------------------------------------------------------* Первые стрельбы баллистическими ракетами с опытной ДЭПЛ проведены в Советском Союзе в сентябре 1955 года. В 1959 году вступила в строй первая ракетная ДЭПЛ специальной постройки проекта 629. Эти ПЛ вооружались баллистическими ракетами с надводным стартом. Подробнее см. статью В. И. Жаркова «Первая ракетная подводная лодка» в шестом выпуске сборника «Гангут». --------------------------------------------------------------------------------Вместе с тем самолет-снаряд был уязвим для средств ПВО противника. Головным разработчиком ракетного комплекса являлось ОКБ-240 Минавиапрома во главе с генеральным конструктором С. В. Ильюшиным. Самолет-снаряд размещался в прочном контейнере (диаметр 4,6 м, длина около 25 м) на палубе надстройки за ограждением рубки. Пуск крылатой ракеты производился из надводного положения. Для этого тележку с самолетом-снарядом выкатывали из контейнера на лафет, который затем устанавливался с углом возвышения 16 градусов и закреплялся на контейнере. После старта, требовалось опустить лафет, убрать тележку в контейнер и закрыть его крышку. После этого ПЛ вновь могла погружаться. Расчетное время ее нахождения в надводном положении составляло около 6,5 минуты.После выполнения в СКБ-143 к концу 1957 года технического проекта в начале следующего года конструкторы приступили к разработке рабочих чертежей (основные ТТЭ АПЛ проекта П-627А представлены в таблице 3). Руководителем работ сначала являлся В. Н. Перегудов, а в 1959 году главным конструктором проекта П-627А был назначен начальник проектного отдела СКБ-143 Г. Я. Светаев.

Категория: Подводные лодки | Добавил: Starter (09.04.2009) | Автор: Марат
Просмотров: 1098 | Теги: подводная лодка, Кит |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обмен Ссылками
Русская Армия- Сайт посвященный Нашему оружию, и нашим героям
Здесь код кнопки и обмен ссылками.



Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. © 2009
Хостинг от uCoz Создать бесплатный сайт с uCoz